Islam.md

Призыв и Наставление в Республике Молдова

 
Templates

Font Size

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel

Отношение запрещённой организации «братьев-мусульман» к повиновению обладателям власти موقف جماعة الإخوان المسلمين من السمع و الطاعة لولاة الأمور

  • PDF

ПОЗИЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ «ИХВАН УЛЬ-МУСЛИМИН» ПО ОТНОШЕНИЮ К ПОВИНОВЕНИЮ ОБЛАДАТЕЛЯМ ВЛАСТИ

د . محمد بن عبد العزيز الشايع ( الأستاذ المشارك بقسم العقيدة بكلية أصول الدين جامعة الإمام محمد بن سعود الإسلامية)

Автор статьи: доктор Мухаммад ибн ′Абд уль-′Азиз аш-Шайи′ (преподаватель отделения вероучения (′акыды) на факультете основ религии исламского университета имени имама Мухаммада ибн Су′уда).

2. Отношение «братьев-мусульман» к повиновению обладателям власти

Описать отношение «братьев-мусульман» к повиновению обладателям власти путем исследования их научных книг является делом очень сложным. Причина сложности в многочисленности членов организации и в разнообразности их религиозных убеждений. Однако здесь я сконцентрируюсь на двух важных личностях, имеющих огромное место в истории организации и в ее развитии. Речь идет о Хасане аль-Банне, который представляет собой эпоху зарождения организации, и Сеййиде Кутбе, который представляет собой эпоху распространения организации.

Исследователи этих двух личностей разногласят в оценке их взглядов. Некоторые видят очевидные противоречия между их взглядами. Например, они считают, что Сеййид Кутб часто выходит за рамки общей методологии всей организации. А другие исследователи считают, что взгляды Хасана аль-Банны и Сеййида Кутба абсолютно идентичны. И подобное разногласие в оценки этих личностей существует даже среди самих членов организации.

Говорит доктор Мухаммад ′Абд уль-Кадир Абу Фарис (один из известных представителей «братьев-мусульман» в Иордании):

«Некоторые люди говорят, что Сеййид Кутб – это одна школа, а Хасан аль-Банна – это другая школа, и эти две школы абсолютно противоречат друг другу.

Методология (манхадж) Сеййида Кутба отличается от методологии Хасана аль-Банны. Мысли Сеййида Кутба ясны, ясны его взгляды на людей, режимы и общества. Некоторые говорят, что на Сеййида Кутба повлияли тюремные заключения и испытания. Это стало причиной его жесткости и негативных взглядов на общества, режима и правительства. Именно поэтому он считает все это джахилией. Он считает, что нужно использовать жесткую силу против людей и режимов, и считает, что нужно отстраняться от людей и обществ, являющихся джахилийскими.

Эти люди также считают, что Хасан аль-Банна имеет методологию (манхадж), отличную от методологии Сеййида Кутба. Он считает эти политические режимы исламскими, претворяющими ислам. Он считает, что правители вышли из исламской школы. Режимы являются исламскими и правительства являются исламскими, и даже общества, которые не судят по тому, что ниспослал Аллах, считаются исламскими обществами. Также он считает, что конституции и законы этих государств являются исламскими. И он не считает, что нужно придерживаться той жесткости, которую считал необходимой Сеййид Кутб.

Однако истина, в которой нет чрезмерности, заключается в том, что это разделение пугает меня, доставляет мне сильную боль. Оно пугает меня, потому что не основывается на изучении вопроса и выведении правильных выводов. Среди тех, от кого я знаю эти слова, нет таких людей, которые читали бы «Зыляль» и другие книги Сеййида Кутба, и не читали книги Хасана аль-Банны. Они не охватили их целиком и должным образом.

Также меня пугает то, что эти люди проявляют попустительство во всем. Они готовы жить под властью тех, кто отказывается от воплощения исламского шариата. Они бегают за ближней жизнью и ее приверженцами, высунув язык. Они страстно любят высокие должности, и поэтому считают методологию (манхадж) Сеййида Кутба и его позиции тяжелыми, такими, которые сложно вынести и перетерпеть. Именно поэтому они покушаются на него и на его методологию, но при этом не покушаются на Хасана аль-Банну. Но ведь при этом методология (манхадж) Хасана аль-Банны еще более ясна, чем методология Сеййида Кутба, его позиции еще более ясны, чем позиции Сеййида Кутба.

Эти люди не могут грубо высказать о Хасане аль-Банне и его школе, ибо он – основатель организации, ведь в таком случае им пришлось бы заявить о покидании этой организации и открыто начать порицать ее. Они не хотят этого, так как им придется столкнуться с воинами Хасана аль-Банны, среди которых и Сеййид Кутб. И в таком случае они лишатся многих полезных явлений в своей жизни, и не смогут взобраться по лестнице, чтобы достичь своих целей. И если ты желаешь, я скажу прямо: они связали свои сердца с властью и мирскими благами»[1].

Этот человек Мухаммад ибн ′Абд уль-Кадир Абу Фарис в своей книге «Манхадж ут-тагййир ′инда шшахидейни Хасан аль-Банна уа Сеййид Кутб» исследовал слова Хасана аль-Банны и Сеййида Кутба и разъяснил, что их методология изменения порицаемого одинакова. И если человек взглянет на те тексты, которые он привел, то обнаружит полное соответствие методологии Хасана аль-Банны и Сеййида Кутба. И мы уже не говорим о многих других их словах, которые Мухаммад ибн ′Абд уль-Кадир Абу Фарис не упомянул, хотя они еще сильнее подтверждают эту действительность. Однако следует отметить, что Сеййид Кутб более агрессивен и более открыто обвиняет в неверии, чем Хасан аль-Банна. Причина же этого, вероятнее всего, в том, что они жили в разных жизненных обстоятельствах и при их жизни методология самой организации отличалась.

Далее я приведу слова каждого из них относительно повиновения правителям мусульман, не упоминая их мнения относительно других вопросов, не связанных с этой темой.

Во-первых, понимание вопросов правления членами организации «братья-мусульмане».

«Братья-мусульмане» считают, что вопрос правления (имама) – это вопрос убеждений (′акыды) и основ религии, а не вопрос фикха и ответвлений.

Говорит Хасан аль-Банна: «Вопрос правления в наших книгах по фикху считается вопросом убеждений (′акыды) и основ религии, а не вопросом фикха и ответвлений»[2].

Именно поэтому они считают обязательным установление исламского государства и правителя-мусульманина, который будет претворять в жизнь постановления Аллаха. Он должен руководить исламской общиной в соответствии с шариатскими постановлениями, с которыми пришел посланник Аллаха . И такова обязанность исламской общины по единогласному мнению, основанному на достоверных религиозных текстах[3].

Основываясь на этом, они считают крайне важным вернуть халифат и установить правителя, который будет править мусульманами. Возвращение халифата – это одна из важнейших их обязанностей. И они считают, что возвращение халифата нуждается во многих подготовительных мерах, без которых нельзя обойтись[4].

Но при этом они считают эту обязанность не такой обязанностью, которая распространяется лишь на них. Они считают себя более достойными, чем кто-то другой. Они считают, что если кто-либо выполнит эту обязанность в соответствии с их представлениями, то они признают этого правителя и будут обязаны ему подчиняться.

Говорит Хасан аль-Банна: «Братья-мусульмане не требуют, чтобы их назначили правителями, и не считают, что они более достойны быть правителями. Если в исламской общине найдется тот, кто будет готов нести это бремя и выполнять эту обязанность, и править в соответствии с исламом и Кораном, то они будут его воинами и помощниками»[5].

Они также считают, что в правителе должны сойтись определенные условия, и только при их наличии подчинение ему становится обязательным. Он должен быть мусульманином, разумным, совершеннолетним мужчиной и так далее. Также правитель обязан оберегать религию, помогать мусульманам, защищать их от врагов и сражаться ради того, чтобы слово Аллаха было превыше всего. Также они считают, что повиноваться необходимо лишь тем правителям, которые являются мусульманами и выполняют свои обязанности[6].

Таким образом, они считают, что вопрос правления – это вопрос убеждений (′акыды), а не вопрос ответвлений. Также они считают обязательным назначение правителя и установление исламского правления. Также они считают, что в правители должны сойтись определенные условия и обязанности. Все это является истиной, в которой нет сомнений, однако здесь необходимы следующие примечания.

1) Они указывают на необходимость всеобщего халифата, который охватит все страны мусульман. Они считают, что правление будет действительным только при этом условии. Однако правильное мнение заключается в том, что в разных государствах и городах могут быть разные правители. Иначе говоря, если человек пришел к власти в определенной местности, используя шариатские пути, то он считается правителем этой местности и мусульмане обязаны слушаться его и подчиняться ему.

2) Они ошибаются, когда опускают постановления в вопросе условий и обязанностей правителя. То есть то, что они говорят, в теории является верным, но, когда они начинают претворять свои слова в жизни, то мы видим, что они не признают ни одно исламское правительство. Они считают, что упомянутые ими условия не наличествуют ни в одном из правителей. Об этом еще будет сказано далее. Таким образом, они не считают себя обязанными подчиняться правителям.

3) Они считают, что подчинение правителю обязательно лишь тогда, когда он выполняет свои обязанности. Это убеждение противоречит многочисленным религиозным текстам о подчинении правителям.

Например, ′Убада ибн ус-Самит (да будет доволен им Аллах) рассказывал: «Однажды пророк позвал нас (к себе) и мы присягнули ему. Мы присягнули ему в том, что будем слушать и повиноваться в благоденствии и в нужде, в лёгком и трудном, даже если нас будут обделять, и не станем пытаться лишить власти тех, кому она будет принадлежать, если только не увидим (проявлений) очевидного неверия и не будем располагать ясными доказательствами этого, (полученными) от Аллаха»[7].

′Ауф ибн Малик (да будет доволен им Аллах) рассказывал: «Я слышал, как посланник Аллаха говорил: «Лучшими из ваших правителей станут те, которых будете любить вы и которые будут любить вас, за которых вы будете обращаться к Аллаху с мольбами и которые будут обращаться к Аллаху с мольбами за вас. Худшими же из ваших правителей станут те, которых будете ненавидеть вы и которые будут ненавидеть вас, которых вы будете проклинать и которые будут проклинать вас».

(Услышав это, люди) стали говорить: «О посланник Аллаха, так не надо ли нам будет воспротивиться (таким и пустить в ход) мечи?». (На это пророк ) сказал: «Не (надо делать этого) до тех пор, пока они будут совершать молитвы среди вас. Если же вы увидите от своих правителей нечто ненавистное вам, (можете) чувствовать отвращение к этому, но не выходите из повиновения (им)»[8].

Сообщается, что Умм Саляма, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: «Однажды посланник Аллаха сказал: «Поистине, поставят над вами правителей, которых вы будете признавать и откажетесь признавать[9]. Тот, кто будет чувствовать отвращение (к их дурным делам), окажется непричастным, а тот, кто выразит (им) порицание, спасётся[10], в отличие от тех, кто согласится[11] и последует (за ними)». (Люди) спросили: «О посланник Аллаха, так не следует ли нам сражаться с такими?». Он сказал: «Нет, (до тех пор) пока они будут совершать молитвы среди вас»[12].

Сообщается со слов Ибн ′Аббаса, да будет доволен Аллах им и его отцом, что посланник Аллаха сказал: «Кто увидит от своего правителя нечто, что ему не понравится, тот пусть проявляет терпение. Ведь, поистине, тот, кто покинул общину (мусульман) хотя бы на пядь и умер, непременно умер подобно тому, как умирали во времена джахилийи!»[13].

Зейд ибн Уахб слышал, как ′Абдуллах (ибн Мас′уд) (да будет доволен им Аллах) рассказывал: «Однажды посланник Аллаха сказал нам: «Поистине, после моей (смерти) вы увидите корысть и вещи, которые вы станете отвергать». (Люди) спросили: «Что же ты прикажешь нам, о посланник Аллаха?». (Пророк ) ответил: «Выполняйте их права и просите у Аллаха (выполнения) ваших прав!»[14].

Во-вторых, понимание вопросов подчинения правителям членами организации «братья-мусульмане».

«Братья-мусульмане» считают, что ни в одном правителе сегодня не сошлись необходимые условия. Именно поэтому они не присягают правителям и придумали свою особую присягу. Они выбирают руководителя своей организации, присягают ему и считают, что религиозные тексты о присяге и правлении распространяются лишь на этого руководителя. Когда кто-либо хочет вступить в их организацию, то для его вступления необходимо согласие руководства того филиала организации, в который человек собирается вступать. Затем этот человек должен присягнуть руководителю организации «братья-мусульмане». Эту присягу принимает руководитель филиала организации.

В основном своде законов организации «братья-мусульмане» сказано: «Член организации (братья-мусульмане) – это любой мусульманин, знающий о целях и методах призыва. При этом он должен взять на себя обязательство поддерживать организацию и уважать ее законы, а также соблюдать членские обязанности. Он должен трудиться для воплощения целей организации. Для его вступления в организацию необходимо согласие руководства филиала, в который он собирается вступить. Затем он должен принести присягу и поклясться. А текст присяги таков:

أعاهد الله العلي العظيم على التمسك بدعوة الإخوان المسلمين، والجهاد في سبيلها، والقيام بشرائط عضويتها، والثقة التامة بقيادتها، والسمع والطاعة في المنشط والمكره، وأقسم بالله العظيم على ذلك وأبايع عليه، والله على ما أقول وكيل

«Я обещаю Возвышенному и Великому Аллаху, что буду крепко держаться за призыв «братьев-мусульман», буду усердствовать на пути этого призыва, буду соблюдать условия членства в организации, буду полностью доверять ее руководству, буду слушаться и подчиняться в том, что мне нравится, и в том, что мне не нравится. Я клянусь в этом Великим Аллахом и присягаю, обещая соблюдать все вышесказанное. А Аллах является моим Покровителем в том, что я говорю!»[15].

Хасан аль-Банна установил десять столпов присяги, сказав: «Столпов нашей присяги десять, так выучите же их: понимание, искренность, совершение дел, джихад, самопожертвование, подчинение, стойкость, всецелое посвящение себя, братство и доверие»[16].

Затем он стал разъяснять каждый из этих столпов. Например, разъясняя столп «подчинения», он сказал: «Подчинение – это немедленное выполнение приказов в трудном положении и в легкости, когда человеку это нравится, и когда человеку это не нравится»[17].

Таким образом, «братья-мусульмане» считают необходимым приносить присягу руководителю их организации. К тому же они берут религиозные тексты о присяге и подчинении правителям и опускают эти тексты на своих руководителей. Такая методология является ложной по следующим причинам:

1) Присягают лишь тому, кто является правителем или халифом, обладает властью и управляет страной. Если же человек присягает кому-то другому, то он вносит новшество в религию Всевышнего Аллаха.

2) Принесение присяги тому, кто не является правителем или халифом, противоречит религиозным текстам. Религиозные тексты велят присягать именно правителю или халифу, и велят казнить того, кому люди присягнуть при наличии правителя, которому ранее уже была осуществлена присяга.

Пророк сказал: «Если присягнут двум правителям, то убейте того из них, кому присягнули последним»[18].

Сказал шейх ислама Ибн Теймия, да помилует его Аллах: «Наставники не должны разделять людей и совершать то, что сеет между ними вражду и ненависть. Они должны быть братьями, которые помогают друг другу в благочестии и богобоязненности, как сказал Всевышний Аллах: «Помогайте друг другу в благочестии и богобоязненности, но не помогайте друг другу в грехе и посягательстве»[19].

Никто из них не имеет права брать с людей обещание, что они будут соглашаться с ним во всем, что он захочет сделать, будут любить того, кого любит он, и будут враждовать с тем, с кем враждует он. Если же кто-либо потребует от людей подобного, то он будет подобен Чингисхану и другим подобным ему. Когда кто-либо соглашался с ними, они считали его своим товарищам и приближали его к себе, а кто кто-либо противоречил им, они считали его врагом и преступником. Однако и наставники, и их последователи должны пообещать, что будут подчиняться Аллаху и Его посланнику , совершать то, что повелел Аллах и Его посланник , и считать запретным то, что запретил Аллах и Его посланник (да благословит его Аллах и приветствует)»[20].


[1] См. «Манхадж ут-тагййир ′инда шшахидейни Хасан аль-Банна уа Сеййид Кутб», 8-9.

[2] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 170.

[3] Это слова Хасана аль-Худейби. См. «Ду′ат ля кудат», стр. 133.

[4] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 178.

[5] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 178.

[6] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 272.

[7] Аль-Бухари, 6647; Муслим, 1709.

[8] Муслим, 1855.

[9] Подразумевается, что люди признают некоторые дела этих правителей, если они будут соответствовать шариату, и откажутся признавать их в противном случае.

[10] То есть спасётся от наказания в мире ином.

[11] Иначе говоря, не осудит их дела хотя бы в душе.

[12] Муслим, 1854.

[13] Аль-Бухари, 6646; Муслим, 1849.

[14] Аль-Бухари, 7052.

[15] См. «ан-Низам аль-асасий лиль ихуан иль-муслимин», стр. 12.

[16] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 280.

[17] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 281.

[18] Муслим, 1853 со слов Абу Са′ида аль-Худри (да будет доволен им Аллах).

[19] Сура «аль-Маида», аят 2.

[20] См. «Маджму′ уль-фатауа», 28/16.​

 

 

You are here