Islam.md

Призыв и Наставление в Республике Молдова

 
Templates

Font Size

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel

Убеждения и идеи, на которых запрещённая организация «братья-мусульмане» строят свою позицию в вопросе подчинения правителям мусульман

  • PDF

ПОЗИЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ «ИХВАН УЛЬ-МУСЛИМИН» ПО ОТНОШЕНИЮ К ПОВИНОВЕНИЮ ОБЛАДАТЕЛЯМ ВЛАСТИ

د . محمد بن عبد العزيز الشايع ( الأستاذ المشارك بقسم العقيدة بكلية أصول الدين جامعة الإمام محمد بن سعود الإسلامية)

Автор статьи: доктор Мухаммад ибн ′Абд уль-′Азиз аш-Шайи′ (преподаватель отделения вероучения (′акыды) на факультете основ религии исламского университета имени имама Мухаммада ибн Су′уда).

3. Убеждения и идеи, на которых «братья-мусульмане» строят свою позицию в вопросе подчинения правителям мусульман

Позиция организации «братья-мусульмане» в вопросе подчинения правителям мусульман проистекает из различных убеждений и идей, имеющихся в их организации.

Первый пункт: «братья-мусульмане» считают, что правители исламских стран является неверующими, так как они правят не по тому, что ниспослал Всевышний Аллах. Очевидным выводом из их слов является то, что они распространяют это постановление абсолютно на всех правителей без исключения.

Говорит Хасан аль-Банна: «Именно поэтому мы не признаем ни один правительственный строй. Мы не признаем эти структуры, к которым нас принудили неверующие и враги ислама. Они принудили нас править в соответствии с этими законами и жить по ним»[1].

Также он говорит: «И откуда это нашим правителям, если все они были воспитаны в чуждых объятиях. Они покорились идеям неверующим и бегут по их следам, и соревнуются в достижении их довольства. Поистине, люди, которые лишились ислама в своих душах, в своих домах и в своих делах, не могут передать его другим и не могут призывать к нему других. Тот, кто лишен чего-то, не может дать это другому!»[2].

Также он говорит: «То, что мусульмане не требуют настоящего правления, является преступлением. Это преступление может искупить только борьба и отдача всех сил для того, чтобы забрать власть у тех, кто не исповедует постановления ислама и единобожия»[3].

И говорит Сеййид Кутб: «На поверхности земли нет исламского государства и нет исламского общества, которое строило бы отношения на основе шариата Аллаха и исламского права»[4].

Также он говорит: «Мы призываем к возобновлению исламской жизни в исламском обществе, которое будет принимать решения в соответствии с исламским вероучением и мировоззрением. Это общество должно управляться исламским шариатом и исламским строем. И мы знаем, что исламская жизнь в таком виде прекратилась уже много лет назад во всех уголках земли. И из-за этого прекратилось даже само существование ислама.

Если мы сегодня рассмотрим всю землю в свете божественного постановления о правильном понимании религии и ислама, то мы не увидим, что эта религия вообще существует. Поистине, религия исчезла с тех пор, как мусульмане перестали уединять Аллаха в вопросах правления (хакимия). Это произошло в тот день, когда они перестали судить в соответствии с шариатом Аллаха во всех жизненных сферах»[5].

Нет сомнений в ложности их слов. Рассмотрим это с трех сторон.

Во-первых, они говорят, что все правители мусульман без исключения судят не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах. Это утверждение является ложным, ибо существуют такие правители, которые судят по законам Аллаха. В частности, например, в Королевстве Саудовская Аравия.

В основном законе этого государства сказано:

يستمد الحكم في المملكة العربية السعودية سلطته من كتاب الله وسنة رسوله وهما الحاكمان على هذا النظام وجميع أنظمة الدولة

«Законы Королевства Саудовская Аравия извлекаются ее властью из Книги Аллаха и Сунны Его посланника . Это и есть два судьи над всеми государственными системами».

Во-вторых, они обвиняют в неверии абсолютно всех правителей, не проводя различий между различными видами суда не по тому, что ниспослал Аллах.

Сказал шейх ′Абд уль-′Азиз ибн Баз, да помилует его Аллах: «Принятие решений не в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, бывает разных видов. Постановления в этих видах разнятся в зависимости от убеждений и поступков судящего.

Если человек судит не по тому, что ниспослал Аллах, считая, что это лучше, чем шариат Аллаха, то он является неверующим у всех мусульман. То же самое касается того, кто судит по выдуманным законам, заменившим шариат Аллаха, считая, что это дозволено, даже если при этом он говорит, что шариат Аллаха лучше. Такой человек является неверующим, так как он дозволил то, что запретил Аллах.

Если же человек судит не по тому, что ниспослал Аллах, следуя за страстями или беря взятки, или из-за вражды между ним и тем, кого он судит, или по другим причинам, и он при этом знает, что ослушается Аллаха, и знает, что он обязан принимать решения в соответствии с шариатом Аллаха, то такой считается грешником. Считается, что он совершил малое неверие, малую несправедливость и малое нечестие. Такой смысл передается от Ибн ′Аббаса, да будет доволен Аллах им и его отцом, от Тавуса и еще от целой группы праведных предшественников. Это мнение известно среди обладателей знания. А Аллах оказывает содействие!»[6].

Также шейх ′Абд уль-′Азиз ибн Баз сказал: «Если человек судит не по тому, что ниспослал Аллах, зная, что он обязан судить по тому, что ниспослал Аллах, и зная, что он противоречит шариату, но он при этом считает свои действия дозволенным и не видит в них ничего страшного, и думает, что ему разрешено судить не по тому, что ниспослал Аллах, то он является неверующим, вышедшим из ислама, по мнению всех ученых. Например, человек судит по выдуманным законам, придуманным людьми из числа иудеев, христиан или кого-то еще, и считает, что это дозволено, или считает, что эти законы лучше законов Аллаха, или считает, что эти законы равны законам Аллаха, или считает, что человек может выбирать сам между постановлениями Корана и Сунны и между выдуманными законами. Тот, кто имеет подобные убеждения, является неверующим по единогласному мнению ученых.

Если же человек судит не по тому, что ниспослал Аллаха, из-за страстей или мирских благ, и знает, что он ослушается Аллаха и Его посланника , и совершает великий грех, и знает, что он обязан судить в соответствии с шариатом Аллаха, то он не впадает в такое неверие, которое выводит из ислама. Однако он совершает великий грех, который является малым неверием. Так сказали Ибн ′Аббас, Муджахид и другие обладатели знания. Этот человек совершает такое неверие, которое не выводит из ислама, такую несправедливость, которая не выводит из ислама, такое нечестие, которое не выводит из ислама. Это не является большим неверием. Таково мнение приверженцев сунны и единой общины»[7].

В-третьих, они обвиняют в неверии конкретных правителей и не смотрят на то, сошлись ли в них условия для обвинения в неверии и отсутствуют ли все препятствующие обстоятельства[8].

Второй пункт: некоторые члены организации «братья-мусульмане» обвиняют в неверии целые исламские общества и выносят постановления о том, что эти общества джахилийские. Это особенно заметно в идеях Сеййида Кутба и некоторых его последователей.

Например, говорит Сеййид Кутб: «В действительности, это вопрос веры и неверия, многобожия и единобожия, джахилии и ислама. Это должно быть ясным. Если люди оживляют джахилийскую жизнь, то они не являются мусульманами, даже если они заявляют об этом. Среди них есть такие, кто хочет обмануть себя или обмануть других, и считает, что ислам может иметь место рядом с этой джахилией; пусть обманывает дальше. Однако его обман ничего не меняет в реальной жизни. Это не является исламом, а такие люди не являются мусульманами»[9].

Также он говорит: «Эта религия пришла к человечеству со свидетельством «ля иляха илля Ллах», но человечество отступило от религии и вернулось к поклонению рабам и несправедливости ложных религий. Человечество отступило от «ля иляха илля Ллах», даже несмотря на то, что группа людей повторяет эти слова, не осознавая их смысла. Человек повторяет эти слова, не зная их смысла и не отвергая те законы, которые придумали люди для самих себя.

Да, среди людей есть те, кто повторяет на востоке земли и на ее западе слова «ля иляха илля Ллах», но они не знают их смысла и их действительности. Эти люди совершают самый великий грех и получат самое мучительное наказание в День Воскресения, ибо они отступили к поклонению рабам после того, как для них стал ясным прямой путь, и после того, как они были в религии Аллаха»[10].

Также он говорит: «На поверхности земли нет исламского государства и нет исламского общества, которое строило бы отношения на основе шариата Аллаха и исламского права»[11].

Также он говорит: «Поистине, общество, в котором мы живем, является джахилийским, а не исламским»[12].

Также он говорит: «Поистине, мусульмане сейчас не совершают джихад, потому что мусульман сегодня не существует. Все дело в отсутствии ислама и отсутствии мусульман. Именно это сегодня нуждается в лечении»[13].

Также он говорит: «Мы призываем к возобновлению исламской жизни в исламском обществе, которое будет принимать решения в соответствии с исламским вероучением и мировоззрением. Это общество должно управляться исламским шариатом и исламским строем. И мы знаем, что исламская жизнь в таком виде прекратилась уже много лет назад во всех уголках земли. И из-за этого прекратилось даже само существование ислама.

Если мы сегодня рассмотрим всю землю в свете божественного постановления о правильном понимании религии и ислама, то мы не увидим, что эта религия вообще существует. Поистине, религия исчезла с тех пор, как мусульмане перестали уединять Аллаха в вопросах правления (хакимия). Это произошло в тот день, когда они перестали судить в соответствии с шариатом Аллаха во всех жизненных сферах»[14].

Подобных слов очень много в книгах Сеййида Кутба. Эти слова не можно истолковать или интерпретировать как-то иначе.

Согласно моим исследованиям я считаю, что обвинение исламских обществ в неверии и вынесение постановлений об их джахилии – это мнение, которое внес к «братьям-мусульманам» именно Сеййид Кутб. Ничего такого не было известно от Хасана аль-Банны. Да и сам Сеййид Кутб придерживался подобных убеждений лишь в конце жизни.

Говорит Мустафа Машхур: «Что касается слов «джахилия» и «хакимия» («правление»), то они стали появляться в книгах Сеййида Кутба тогда, когда он готовил свою книгу «Фи зыляль аль-Куран» ко второму изданию. Это было тогда, когда он сидел в тюрьме. Тогда он подвергся влиянию книг Абу-ль А′ля аль-Мавдуди. Именно тогда с ним случилось (тюремное) испытание, и он добавил эти слова в свою книгу»[15].

Такое изменение взглядов Сеййида Кутба сильно повлияло на раскол среди «братьев-мусульман», ибо некоторые поддержали его, а некоторые – стали опровергать. Во главе тех, кто опровергал его были Фарид ′Абд уль-Халик, Мунир ад-Даля, Салих Абу Рафик, Хасан ′Ашмауи, ′Абд уль-Кадир Хилми. У этих руководителей было влияние на членов партии внутри Египта и за его пределами[16].

Идеи Сеййида Кутба оказали большое влияние на организацию «братья-мусульмане». На этих идеях некоторые члены организации начали строить идеи обвинения в неверии целых обществ.

Сказал Юсуф аль-Кардауи: «На этом этапе появились книги Сеййида Кутба, которые представляли собой последний этап его позиций в вопросах обвинения в неверии (такфира). Этот этап подразумевает обвинение в неверии целых обществ. На этом этапе он призывает к изоляции от общества, к разрыву всех связей с другими людьми, объявлению наступательного джихада на всех людей. На этом этапе он презрительно относиться к тем, кто призывает к снисходительности и гибкости, обвиняет их в наивности и душевной слабости перед западной цивилизацией. И яснее всего это проявляется в его толковании Корана под названием «Фи зыляль аль-Куран», во втором его издании. А также в книге "Ма′алим фи ттарик"»[17].

И говорит Фарид ′Абд уль-Хакк (один из предводителей «братьев-мусульман»): «Поистине, идеи обвинения в неверии (такфира) зародились среди некоторых юношей из числа «братьев-мусульман» в тюрьме Канатыр[18] в конце 50-х и в начале 60-х гг. На них оказали влияния идеи и книги Сеййида Кутба. Из его идей и книг они извлекли то, что общество живет в джахилии, и то, что их правители, которые не правят по тому, что ниспослал Аллах, являются неверующими, а также неверующими являются те люди, которые довольны такими правителями»[19].

Также он сказал: «Поистине, у сторонников этих идей много разных групп, но все они убеждены в неверии исламских обществ и в том, что они живут в джахилии, подобно джахилии неверующих до прихода посланника . И на этой основе они выносят шариатские постановления об этих людях. И на основе этого они строят взаимоотношения с представителями этих обществ. Они назвали эти общества неверующими, так как те не претворяют в жизнь шариат Аллаха, и не обязывают себя Его приказами и запретами. Некоторые из этих групп сказали, что не следует открыто обвинять в неверии тех, кто им противоречит. Они высказали такую доктрину как «внутреннее отделение»[20]. Поэтому эта группа дозволила совершать молитву за тем имамом, который руководит молитвой мусульман в тюрьмах; она дозволила следовать за этими имамами в движениях, но не в намерении. Также они сказали, что нельзя обвинять в неверии их жен. Они считали, что не нужно обвинять в неверии общество, так как сейчас мусульмане находятся в слабости – в мекканском периоде – и они должны соблюдать его религиозные постановления. То есть не запрещено жениться на язычницах, не запрещено кушать то, что они зарезали, необязательно совершать праздничные и пятничные молитвы, и нельзя совершать джихад. Но они при этом считают неверующими всех, кто не уверовал в их идеи, однако используют некоторые методы «такыйи» («сокрытия убеждений»). Иначе говоря, они считают, что не нужно рассказывать секреты их убеждений посторонним людям, и показывают их лишь своим особым приближенным и последователям. Это считается их вынужденной мерой ради блага их движения.

Одна есть еще одна группа среди них, которая придерживается идей «открытого отречения». Она обвиняет в неверии тех, кто им противоречит, и всех, кто с ними. Она обвиняет в неверии даже «братьев-мусульман»: их руководителя, их отцов, их матерей и жен. Речь идет об организации «ат-Такфир уаль хиджра». Они называют себя "джамаатом верующих"»[21].

Говорит Салим аль-Бахнасави: «Сеййид Кутб передал в своих книгах некоторые слова аль-Мавдуди. Особенно это касается седьмого тома книги «аз-Зыляль». А затем пришли другие люди и построили на этих словах убеждения, что мусульмане впали в неверие, так как они произносят свидетельство ислама, не понимая его смысла и не претворяя его на делах, сколько бы они при этом ни совершали молитву, ни постились, ни совершали хадж и ни считали бы себя мусульманами. Это ничуть не отменяет их неверия»[22].

Аль-Бахнасави разъясняет, что «братья-мусульмане» сами разделились на разные группы, разногласящие друг с другом в том, как надо вести себя в отношении других мусульман.

Аль-Бахнасави говорит: «Сторонники этих идей разделились на две группы:

Первая группа, которая открыто не обвиняет в неверии тех, кто им противоречит. Следовательно, если какой-либо человек не уверовал в их идеи, он от этого не становится неверующим; за ним разрешено совершать молитву; его жена не является неверующей и брачный договор между супругами не разрывается.

Вторая группа, группа, которая открыто отрекается от общества. Она открыто обвиняет в неверии своих братьев из первой группы. Она обвиняет в неверии членов организации «братья-мусульмане», их отцов и матерей. Эту группу называют «ат-Такфир уаль хиджра», однако сами себя они называют "джамаатом верующих".

Что же касается первой группы, то она открыто не обвиняет общество в неверии из-за того, что следует двум важным для них правилам: «внутреннее отречение» и «пребывание в мекканском периоде, периоде слабости»[23].

Один из руководителей «братьев-мусульман» ′Али ′Ашмауи говорит, что Сеййид Кутб считает, что животное, зарезанное мусульманами в его время, подобно животному, зарезанному людьми Писания, и что он считает, что не нужно проводить пятничные молитвы, так как нет халифата.

Говорит ′Али ′Ашмауи: «Один из братьев пришел ко мне и сказал, что хочет перестать кушать мясо, зарезанное современными мусульманами. Я отправился к Сеййиду Кутбу и спросил его об этом, на что он сказал: «Пусть люди кушают это мясо, считая, что это мясо, зарезанное людьми Писания! Сегодня мусульмане как минимум люди Писания!»[24].

Также ′Али ′Ашмауи говорит: «А когда наступило время пятничной молитвы, я сказал Сеййиду Кутбу: «Давай пойдем и совершим молитву!», и тут я в первый раз узнал, что он не совершает пятничную молитву. Он сказал, что считает, что пятничная молитва перестает быть обязательной, когда нет халифата. Иначе говоря, она совершается только при наличии халифата»[25].

Нет сомнений в том, что их слова о том, что исламские общества являются обществами джахилии, являются ложными словами. Слово «джахилия», как правило, употребляется лишь в отношении времени, которое было до прихода пророка . Что же касается периода после прихода пророка , то в нем не может быть всеобщей джахилии, потому что пророк сказал: «Не перестанет группа из моей общины открыто сражаться за истину до самого Дня Воскресения»[26].

Что касается частного невежества (джахилии) в некоторых местах и в некоторых личностях, то подобное может присутствовать и после прихода пророка . То есть может присутствовать какой-либо признак или какое-либо деяние времен джахилии у некоторых мусульман. Например, посланник Аллаха сказал, обращаясь к Абу Зарру (да будет доволен им Аллах): «Поистине, ты человек, в котором (осталась) джахилия»[27]. Но это не означает, что он является неверующим[28].

Сказал шейх ислама Ибн Теймия, да помилует его Аллах: «До прихода посланника Аллаха люди пребывали в джахилии от слова «джахль» («невежество»). Тогда была всеобщая джахилия. Что же касается периода после прихода посланника , то джахилия может быть в некоторых местах, например, в странах, где живут неверующие. Также джахилия может присутствовать в некоторых людях. Например, если человек еще не принял ислам, то говорят, что он пребывает в джахилии, даже если он живет среди мусульман. Что же касается всеобщей джахилии, то ее не может быть после прихода посланника (да благословит его Аллах и приветствует)»[29].

Сказал хафиз Ибн Хаджар, да помилует его Аллах: «Джахилия – это то, что было до ислама. И это слово может использоваться также в отношении конкретного человека. То есть говорят, что он пребывает в состоянии джахилии»[30].

Именно поэтому не разрешается в шариате называть исламские общества джахилийскими.

Во-первых, слово «джахилия» в религиозных текстах означает период времени, в котором имеет место абсолютное и всеобщее противоречие шариату. А такое описание не может быть дано всем исламским обществам, ведь пророк сказал: «Не перестанет группа из моей общины открыто сражаться за истину до самого Дня Воскресения»[31].

Во-вторых, если мы прочитаем все религиозные тексты, в которых есть слово «джахилия», то мы не найдем, чтобы посланник Аллаха говорил о всеобщей ни с чем несвязанной джахилии (после прихода ислама).

В-третьих, если даже некоторыми народами управляют не по тому, что ниспослал Аллах, нельзя называть эти народы неверующими и джахилийскими, ибо они недовольны этим своим положением. Мы говорим: «Этими народами управляют джахилийскими законами», но не говорим, что эти народы являются джахилийскими.

Третий пункт: члены организации «братья-мусульмане» считают дозволенным вооруженный выход против правителей, так как они обвиняют этих правителей в неверии, о чем уже было сказано ранее. Но в этих их убеждениях есть проблема с двух сторон.

Первое – они обвиняют в неверии тех правителей, которые не правят в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, не обращая внимания на тонкости этого вопроса, не заботясь о соблюдении условий и отсутствии препятствующих обстоятельств. Об этом уже было сказано выше.

Второе – после обвинения в неверии этих правителей они говорят о необходимости вооруженного восстания против них, не обращая внимания на то, есть ли у мусульман сила и способность. Это стало причиной многих бедствий и огромного горя, выпавшего на долю не только самих «братьев-мусульман», но и на долю других мусульман.

Также во время своих вооруженных восстаний они переходят границы, установленные шариатом. Например, они убивают тех, кого нельзя убивать, и разрушают посредством взрывов то, что приносило пользу всем мусульманам.

Говорит Хасан аль-Банна: «И откуда это нашим правителям, если все они были воспитаны в чуждых объятиях. Они покорились идеям неверующим и бегут по их следам, и соревнуются в достижении их довольства. И, наверное, мы не впадем в чрезмерность, если скажем, что им даже не приходили в голову мысли о независимости в управлении государством, не говоря уже о том, чтобы на практики воплощать эту независимость. Поистине, люди, которые лишились ислама в своих душах, в своих домах и в своих делах, не могут передать его другим и не могут призывать к нему других. Тот, кто лишен чего-то, не может дать это другому! И это даже не заботит их, о братья. Опыт показывает, что они полностью бессильны в воплощении ислама, но этим займется новое поколение»[32].

Также он говорит: «Поистине, «братья-мусульмане» не считают, что современные правительства, будь они ныне действующими, или уже ушедшими, или кем-то еще, способны нести это бремя или смогут начать подготовку к поддержке исламского мировоззрения. Пусть община знает об этом! Пусть она требует у своих правителей выполнения исламских обязанностей! И пусть трудятся "братья-мусульмане"!»[33].

Также он говорит: «То, что "исламисты" не требуют исламского правления, является преступлением. Это преступление может искупить только пробуждение и отнятие возможности принимать решения у этих людей, которые не исповедуют постановления ислама»[34].

Также он говорит: «Поистине, правление – это то, над чем "братья-мусульмане" работают. И они будут трудиться, чтобы отнять это правление у всякого правительства, которое не выполняет повеления Аллаха»[35].

И говорит Сеййид Кутб: «Самый главный исламский джихад – это разрушение того строя, который противоречит его основам и установление правительства, опирающегося на основы ислама. Это и есть задача всеобщей исламской революции, и она ограничена лишь какой-то одной местностью.

Ислам хочет и делает первостепенной задачей то, чтобы этот переворот случился во всех местах. Это – величайшая цель ислама и его высочайшая задача, к которой он стремится. Мусульмане и члены исламских партий не могут оставить осуществление этой желанной революции и не могут перестать трудиться для изменения правления в их странах, которые они населяют»[36].

Сам Сеййид Кутб готовился к великой революции против египетского правительства. Затем, когда его арестовали и вынесли решение о его казни, он подготовил план терактов и взрывов правительственных учреждений.

Он сказал: «Эти действия являются ответом на аресты членов организации и ставят целью устранение следующих глав: глава республики, премьер-министр, глава армии, глава спецслужб, глава военной полиции. Затем необходимо взорвать здания, которые парализуют работу каирских узлов связи, что должно обеспечить гарантии снятия преследования с остальных членов "братьев-мусульман" в Каире и в других местах. Например, можно взорвать электростанции и мосты»[37].

Вот такие вещи они говорят, не говоря уже о тех противоречиях религии, на которые мы указывали раньше, и не говоря уже о том, как они противоречат многочисленным религиозным текстам, запрещающим выступать против правителей мусульман. Некоторые из этих текстов мы уже упоминали.

Четвертый пункт: члены организации «братья-мусульмане» призывают к демократии. Они считают, что демократия – это правильный метод политической работы. Они считают, что демократия – это единственный путь к претворению свободы слова. Также они считают, что среди всех политических строев, существующих в мире, демократический строй ближе всего к исламу.

Говорит Хасан аль-Банна: «Когда исследователь смотрит на основы конституционной монархии, которые заключаются в оберегании свободы личности во всех ее проявлениях, на принципы совещательного органа, на обязательства правителей перед народом, на спрос с них за те дела, которые они совершают, и разъяснение рамок каждого члена власти, то исследователь видит, что все эти основы полностью соответствуют учению и основам ислама в вопросах правления. Именно поэтому «братья-мусульмане» считают, что конституционная монархия – это самая близкая к исламу форма правления, среди тех, что существуют в мире. «Братья-мусульмане» не считают, что какая-либо другая форма правления сравнится с ней»[38].

За ним последовали и его сторонники, которые открыто призывают к установлению демократии.

Говорит Фарид ′Абд уль-Хакк: «Мы желаем установления демократии и возвращения парламентской жизни. Нет никакой замены демократии»[39].

Также он говорит: «Движение общества можно изменить лишь в свете свободы и демократии, которые способствуют процветанию правильных взглядов»[40].

Говорит доктор Юсуф аль-Кардауи: «Исламские движения обязаны на следующем этапе бороться с тираническим частным правлением, политическим деспотизмом и притеснением прав народа. Они постоянно должны стоять в рядах политической свободы, воплощаемой в правильной, а не фальшивой демократии»[41].

Именно поэтому второй руководитель организации «братья-мусульмане» и преемник Хасана аль-Банны, то есть аль-Худейби, сказал о том, что не нужно бороться с коммунизмом ни силой, ни законами. По его мнению, нет ничего страшного в том, чтобы у коммунистов была легальная политическая партия, а ислам обеспечивает безопасность тех, кто пойдет по этому пути[42].

Также четвертый руководитель «братьев-мусульман» Мухаммад Хамид Абу ан-Наср говорит: «Нет никаких запретов для присутствия политической партии секуляристов или коммунистов в сени исламского правления»[43].

Нет сомнения в ложности их призывов к демократии, которая противоречит основам исламского шариата и методологии приверженцев сунны (ахлю ссунна уаль джама′а). Более того, это является неверием по единогласному мнению ученых. Ведь установление постановлений и то, что следует за этим из приказов и запретов, объявления чего-то дозволенным, а чего-то запретным, без разницы, связано ли это с какими-то отдельными личностями, или с семьей, или с обществом, или с государством – все это является правом лишь Всевышнего Аллаха, и нет у Него в этом сотоварищей.

Таким образом, демократия – это одно из новоявленных проявлений многобожия в подчинении или же в установлении законов. Ведь она предает забвению господство Творца и отрицает Его право на всеобщее установление законов. Она делает установление законов правом самих творений[44].


[1] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 419.

[2] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 218-219.

[3] См. «Маджму′а расаиль Хасан аль-Банна», стр. 272.

[4] См. «Фи зыляль аль-Куран», 4/2122.

[5] См. «аль-′Адалят уль-иджтима′ия», 182-184.

[6] См. «Маджму′а фатауа уа макалят мутанаууи′а», 4/416.

[7] См. «Маджму′а фатауа уа макалят мутанаууи′а», 5/355.

[8] См «Маджму′ уль-фатауа», 10/372, 12/488, Ибн Теймия.

[9] См. «Ма′алим фи ттарик», 158.

[10] См. «Фи зыляль аль-Куран», 2/1057.

[11] См. «Фи зыляль аль-Куран», 4/2122.

[12] См. «Фи зыляль аль-Куран», 4/2009.

[13] См. «Фи зыляль аль-Куран», 3/1634.

[14] См. «аль-′Адалят уль-иджтима′ия», 182-184.

[15] См. «аль-Ирхаб аль-мутааслим», 249, Рифа′ат ас-Са′ид.

[16] См. «аль-Баууаба ас-сауда», 243, Ахмад Раиф.

[17] См. «Ауляуият аль-харака аль-ислямия», 110.

[18] Одна из бывших египетских тюрем.

[19] См. «аль-Ихуан уль-муслимун фи мизан иль-хакк», 115.

[20] То есть внешне человек должен показывать, что он вместе с обществом, но внутри иметь противоположные убеждения.

[21] См. «аль-Ихуан уль-муслимун фи мизан иль-хакк», 118.

[22] См. «аль-Хукм уа кадыят ут-такфир иль-муслим», 50.

[23] См. «аль-Хукм уа кадыят ут-такфир иль-муслим» 34-35.

[24] См. «ат-Тарих ас-сиррий лиль ихуан иль-муслимин», 80.

[25] См. «ат-Тарих ас-сиррий лиль ихуан иль-муслимин», 112.

[26] Муслим, 1923 со слов Джабира ибн ′Абдуллаха, да будет доволен Аллах им и его отцом.

 

 

You are here